Учительская семинария

   МИХАИЛ КУЗЬМИН  (Сеспель) 

 

Жизненный путь Сеспеля был очень недолог. Поэт прожил неполных 23 года. Родился в семье крестьянина – бедняка. Нищета, голод, болезни были неразлучными спутниками детства. Он вспоминает потом:

Воет ветер злой в ночи,

Все пазы свистят,

Дети плачут на печи

Хлебушка хотят.

 

   

Когда исполнилось 8 лет, отец отвел его в начальную школу, надеясь сделать сына грамотным, облегчить ему жизнь. Окончив начальную школу, Михаил зарабатывает на хлеб – переписывает в волостном правлении казенные бумаги. За три года подросток вдоволь насмотрелся на махинации чиновников. Обман, взятки, насмешки над неграмотными крестьянами.

Осенью 1914 года ему удалось поступить во второклассную учительскую школу в Шихазанах. Здесь с особым интересом и увлечением Михаил изучал русский язык и литературу, в библиотеке прочитал все до единой книги. Редактирует детский рукописный журнал Звездочка. Весной 1917 года школа закончена. Куда идти?

Хотелось учиться дальше. И осенью он поступает в открывшуюся в тот же год в Тетюшах Учительскую семинарию. Здесь встречает весть о победе Октября. События захватывают молодого семинариста. Избирается Совет учащихся, проводятся диспуты на общеполитические темы, издается стенгазета и рукописный журнал. Стихи молодого поэта появляются в тетюшских Известиях, в чувашской газете Канаш, выходящих в Казани.

Осенью 1918 года по заданию Тетюшского уездного комитета партии группа молодых активистов-общественников: Плаксин, Бекшанский, Кузьмин -организуют при городском Народном доме союз Молодежи, который потом стал ядром комсомольской организации. В декабре 1919 года в числе трех коммунистов его послали в Москву на курсы пропагандистов, там он видел и слышал Ленина. Вернулся в Тетюши в марте 1919 года. Вскоре Кузьмин направляется на работу в уголовно-следственную комиссию. Молодой коммунист с головой уходит в работу, борется за укрепление новой законности. По инициативе комсомольцев в Тетюшах создается городская, затем уездная библиотека. Сеспель выступает с докладами, руководит кружками политического образования. В редкие часы досуга пишет стихи, которые подписывает псевдонимом Сеспель, что значит подснежник, первый цветок весны.

В 1920 году была образована Чувашская автономная область. Кузьмин переезжает из Тетюш в Чебоксары. Его избирают членом областного Исполкома и Революционного трибунала, назначают заведующим юстиции. Отмечая, это событие, он записывает в свой дневник: Деятелем пролетарской юстиции вступил в 22 год своей жизни. Карьеризма, бесчестности нет в моей натуре. Надеюсь никогда не замарать своей чести, но пожелаю себе, вступая в 22-й год, больше смелости в жизни.

В это время у него стала быстро развиваться старая болезнь – туберкулез костей. Он вынужден оставить работу и лечь в госпиталь, откуда поехал на санаторное лечение в Крым. Южное море и солнце постепенно вернули поэту силу. Он много пишет.

По приглашению своего друга украинского поэта, Федора Покрышеня Сеспель перебирается в село Волчья гора, Остерского уезда.

Вынужденный отрыв от родного края, тяжелая болезнь, неустроенный быт, неудачная любовь, переживания, связанные с разрухой  и голодом в Поволжье, вызывают в поэте упадок сил. 15 июня 1922 года его не стало.

Память о Сеспеле жива в Чувашии, на Украине, как память об основоположнике чувашской поэзии. В Чебоксарах его именем названа улица. На Украине, на могиле Сеспеля, установлен памятник, в Остерском музее есть специальная комната Сеспеля. Писатель, учитель, - Герой Советского Союза Юрий Збанацкий написал о нем роман Сеспель, который издан в Киеве на украинском языке, в Чебоксарах – на чувашском. Сеспель не стал учителем, но на его творчестве учились и росли молодые поэты Чувашии, его стихи и сейчас учат школьники, - пишет о нем друг его юности Павел Бекшанский.

 

Вот один из рассказов П.Бекшанского о М.Кузьмине (Сеспеле). 

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПОСОБИЕ 

Это было страшное дело.  Дело зверское, - так писал о нем Сеспель Анастасии Петровне (любимой женщине). Восемь озверевших убийц закопали в землю живыми двух человек. Несколько дней провел Михаил в деревне, и вот следствие  идет к концу. Арестованы и отправлены в Тетюши преступники.

Ночью в сельсовете, перечитывая протоколы допросов, задумался следователь над записью: у одного из арестованных остались больная жена и пятеро ребятишек. Муж – отходник, крестьянством не занимался, заработки от промысла на стороне пропивал. Как будет жить семья? Освободить? Нельзя, да и что толку…

Чуть свет в семье арестованного появился следователь. Беседует. Верно: ни земли, ни коровы. Денег нет, продать нечего. Мать – полуинвалид от частых побоев пьяного мужа.

Михаил слушал ее рассказ. Не мог спокойно смотреть на слезы. Вывернул карман, выложил полученное перед отпуском жалование (так называлась в старые годы заработная плата) и отдал всё, до копейки.

- Это тебе, мать, на первое время пособие от государства на детей. Потом в сельсовете получать будешь.

Об этом я узнал не от Михаила, на много позже.

В голодном 1921 году мне пришлось быть в том же селе. Спасая от голода, вывозили мы детей из деревень в детдома, потом отправляли на Украину. Сторожиха сельсовета, у которой из пяти ребят, двое уже умерли, первой в селе согласилась отдать детей в детдом. Разговорились мы с ней, она и рассказала, как арестовали мужа в 1919 году, как следователь в тот же день выдал ей государственное пособие, а потом, приехал снова и устроил сторожихой в сельсовет.

П. Бекшанский.

Назад